Маша Гостинцева

Маша Гостинцева

В светлый воскресный день 13 сентября 2015 года умерла наша давняя подопечная – Маша Гостинцева. Маша не дожила месяца до 34 лет, и почти четверть жизни ее неотступно сопровождала болезнь. Диагноз БАС был поставлен, когда у Маши только родился второй ребенок, а после рождения третьего малыша молодая мама слегла. Последние годы за Машей ухаживала оплаченная за счет благотворителей сиделка.

Одна из сестер патронажной службы, впервые навестившая Машу, назвала ее лучиком света. С ее словами нельзя не согласиться: Маша всегда была светом для окружающих. Почти всё время радовалась, и это не смотря на тяжелое состояние, в котором Маша утратила способность не только говорить, но и произносить отдельные звуки. Питание принимала через трубку – гастростому, давно забыв вкус любимых блюд. Дышать с каждым месяцем становилось всё тяжелее, приходилась всё чаще пользоваться аппаратом. Маша не могла не только сесть или повернуться, но даже подвинуть руку или ногу больше, чем на пару сантиметров. Пальцы рук не шевелились давно, удерживать голову без опоры Маша не могла. Общалась Маша взглядом, мимикой, а так же с помощью компьютера. Маша отправляла добрые письма благодарности, набирая буквы на экране одним пальцем сложенной в кулак руки. Справляться с компьютерной мышью было непросто. В последний год болезни удалось приобрести современное устройство, позволяющее работать на компьютере, управляя курсором мыши с помощью взгляда.

Даже в тяжелом состоянии Маша старалась послужить другим людям. В один из приходов мы заинтересовались, как работает новая компьютерная программа. Программу включал и настраивал папа, которого в тот день не было дома. Несмотря на наши просьбы не беспокоиться, почти полчаса Маша пыталась разобраться с программой сама – только для того, чтобы порадовать гостей.

Маша за всё благодарила и никогда не жаловалась. В последний год болезни после ночного сна у Маши стали появляться пролежни на ушах. Маша написала сестрам с просьбой посмотреть раны и подобрать лечение. О том, что ночью она часто не могла уснуть, а днем терпела боль и жжение, узналось уже после того, как пролежни были залечены.

Маша никогда никого не винила, не роптала на жизнь и на свое положение, на нереализованные планы и мечты. Маша никого не осуждала. Однажды ее обидела подменная сиделка от одной из фирм (от этой сиделки нам, конечно, пришлось вскоре отказаться). Но сама Маша ни слова не написала в укор сиделки, только расстроилась и смутилась, стараясь всей душой оправдать ее поступок.

Смерть Маша оказалась для всех нас неожиданностью. А Маша словно чувствовала, что умрет утром: в одном из последних писем писала, что больше всего боится утренних часов.

Маша показала нам пример того, что люди могут жить для других, служить ближним и радовать окружающих, оставаясь при этом полностью зависимыми от специалиста по уходу.