Наталья Валентиновна

Наталья Валентиновна Алихманова

Одним выпадает счастье встретить своего единственного и жить с ним душа в душу, а другим — на горьком опыте познать, что любовь бывает зла и слепа. Именно такое чувство долгие годы владело разумом Наташи, разрушая ее жизнь и здоровье.

Наталье Валентиновне всего 38 лет. Врачи пока не уверены, что поставленный ей диагноз – рассеянный склероз – полностью подтвердится, и оставляют его под вопросом. Ясно одно – женщина уже не вернется к работе, не сможет заниматься детьми или даже просто ухаживать за собой.

По словам мамы, Надежды Михайловны, физическое и умственное развитие Наташи как будто движутся в обратном направлении – после выписки из больницы она какое-то время еще пыталась ходить, но затем слегла и больше уже не вставала, очень быстро все забывает, дезориентирована во времени, не в силах контролировать свои эмоции – то смеется, то, внезапно, начинает злиться. Мать винит в болезни дочери неудачный брак и годы тяжелой эмоциональной зависимости.

Она рассказала, что в юности Наташа, как все, общалась с подружками, училась на «четверки», брала уроки фортепиано в одной из старейших музыкальных школ и, кроме того, росла классической «папиной дочкой» – отец баловал девочку и ни в чем ей не отказывал. «Лет в четырнадцать я в шутку спросила: «Наташа, что же ты будешь делать, когда выйдешь замуж?», а она засмеялась: «Я папу с собой возьму», — вспоминает мать.

Время шло, и, когда настала пора и вправду подумать о замужестве, девушка стала встречаться с симпатичным парнем из хорошей семьи, чему родители не могли не радоваться. С работой также не возникло проблем: пользуясь связями в культурных кругах, мать устроила Наташу гримером в Большой театр. И вдруг, буквально за одну неделю, размеренный ход событий был нарушен: Наталья познакомилась с молодым человеком из Дагестана и увлеклась им настолько, что позабыла обо всем на свете.

Их отношения развивались стремительно: очень скоро сыграли свадьбу, и молодые остались жить с Наташиными родителями, но… девушка совершенно отдалилась от семьи. «Дочь как будто опоили, — с горечью вспоминает Надежда Михайловна. – Мы с отцом не просто перестали быть для нее авторитетом, наше мнение вообще не принималось в расчет». Более того, новоиспеченный муж делал все возможное, что отвадить старых друзей Наташи и постепенно отказать от дома всем ее родственникам.

Со временем родители заметили, что зять нигде толком не работает и, мало того, злоупотребляет спиртным. Наталья же, напротив, как будто этого не замечала — полностью «растворилась» в супруге, находилась под абсолютным его влиянием и, что бы ни происходило, всегда вставала сторону мужа, слепо принимая на веру то, что он говорил. «Мы не узнавали свою девочку, — рассказывает мать, — он полностью ее себе подчинил».

Шли годы, а молодая женщина продолжала жить, как под гипнозом. И даже материнство не заставило ее взглянуть на мир по-другому: после рождения сыновей любимый так и остался на первом месте. «Она была не в себе, как зомби ходила. С работы возвращалась и все свободное время посвящала мужу. Казалось, что даже дети ей неинтересны», — с горечью вспоминает Надежда Михайловна.

Тем временем в доме не стихали ссоры, и, чтобы это прекратить, мать неоднократно предлагала разменять квартиру и разъехаться. Но в ответ неизменно получала очередную порцию злобы и ненависти. Кроме того, внукам запретили с ней общаться, убедив, что бабушка, якобы, хочет выгнать их из дома.

Однажды, в ходе очередного конфликта, Натальин муж избил ее отца. Едва оправившись от побоев, мужчина слег с обширным инфарктом, а, придя в себя, предпочитал надолго уходить из дома и бродить по улицам – не было сил смотреть, во что превратилась жизнь любимой дочери. В скором времени его не стало. «После смерти моего мужа зять потребовал переписать на них квартиру, но, несмотря на угрозы, я не согласилась, — делится Надежда Михайловна. – Видя, что он не переставая пьет, я пыталась уговорить Наташу развестись, но она не решилась».

Мать не может с уверенностью сказать, когда у дочери возникли первые симптомы тяжелого заболевания: «Знаю только, что лет пять назад Наташа жаловалась знакомой на самочувствие, не понимала, что с ней происходит. Позже у нее внезапно резко «упало» зрение, и врачи Первой градской диагностировали микроинсульт».

Надежда Михайловна предполагает, что смерть отца немного отрезвила дочку и, в то же время, эмоциональное потрясение как бы подстегнуло развитие ее болезни. Не исключено, что обращение к врачам и своевременное лечение помогли бы частично восстановить ее здоровье. Однако супруг не терпел посторонних в своем, как он считал, доме, не делая исключений даже для «скорой помощи», которую мать неоднократно вызывала, подозревая у дочери ухудшение. Нередко, уходя из квартиры, он просто запирал жену в комнате, лишая какого бы то ни было ухода.

Несмотря ни на что, Надежда Михайловна решила бороться и отстоять интересы дочери и внуков. В результате предпринятых ею усилий зять был лишен родительских прав и в конце 2016 года по предписанию суда выселен из квартиры. Правда, перед отъездом он успел снять все деньги с пенсионной книжки жены и наделать долгов, что позже привело к визиту судебных приставов и, как следствие, конфискации у семьи деревенского дома в Рязанской области.

Зато теперь никто не препятствовал лечению дочери, и Наталью положили в больницу. Вот только на вопрос о перспективах восстановления доктор ответил, что, к сожалению, время упущено. Впредь состояние молодой женщины смогут облегчить периодические госпитализации в паллиативные отделения и квалифицированный уход на дому.

В настоящее время Надежда Михайловна, не только продолжает заботиться о дочери, следуя предписаниям докторов, но и занимается воспитанием внуков. «Из-за запрета отца они долго со мной не разговаривали, но, когда маму положили в больницу, стали подходить и спрашивать, нет ли чего-нибудь покушать. Так волей-неволей наше общение возобновилось, — улыбается бабушка. – Кстати, прежде чем подавать в суд на лишение зятя родительских прав я спросила ребят, с кем они хотели бы остаться, — выбрали меня и маму».

Старшему сейчас шестнадцать. После смерти деда он оказался предоставлен сам себе, стал более замкнутым и в школе скатился на «тройки». Парень увлекается программированием и после девятого класса хотел получить профильное образование в колледже, но баллов не хватило, и документы подали на другую специальность. А младшему внуку – двенадцать. Он увлекается футболом и планирует посвятить спорту всю свою жизнь. В отличие от брата, парнишка хорошо учится, он открытый и эмоциональный, периодически заходит в комнату к маме и пытается с ней общаться.

Представители органов опеки с недоверием отнеслись к желанию Надежды Михайловны заботиться обо всех сразу и настоятельно рекомендовали отдать в специальное учреждение или дочь, или внуков. Но женщина не хочет разбивать семью, на долю которой и так уже выпало достаточно испытаний: «Мне кажется, Наташа узнает сыновей. А детям спокойнее от того, что их мама, какая бы она ни была, все-таки рядом. Поэтому я не могу согласиться с «опекой» — пусть все остаются дома».

Она не отрицает, что жить на две пенсии вчетвером – непросто. Но и не теряет надежды на лучшее, тем более, что определенную поддержку оказывают в Храме, с одеждой для мальчишек помогают соседи, а подруги находят время, чтобы поклеить в комнатах свежие обои. На этом фоне такие мелочи, как дыра в дверце старой духовки, Надежду Михайловну и вовсе не пугают — залатала фольгой и продолжает готовить. Главное, что теперь дома спокойно.

«Конечно, сначала я испытывала серьезные трудности в уходе за Наташей, — признается Надежда Михайловна, — одной, без определенного навыка, мне было очень сложно ее помыть или даже просто переодеть. Но знакомые посоветовали обратиться в патронажную службу, и с марта заботиться о дочери помогают сестры милосердия. Так что все у нас постепенно налаживается».