Ермакова Наталья Петровна

Наталья Петровна Ермакова

Все, кому судьба подарила встречу с этой женщиной, помнят ее как уникального диагноста и врача с большой буквы. Десятки людей были спасены благодаря высокому профессионализму Натальи Петровны и ее категорическому нежеланию опускать руки в самых безнадежных ситуациях.

Обладая собственным колоссальным опытом, доктор не стеснялась обращаться за консультацией к именитым коллегам, не раз настаивала на созыве консилиумов, использовала свой авторитет, чтобы вовремя госпитализировать людей, и, тем самым, возвращала их к жизни.
В семье Натальи Петровны бережно хранится машинописная рукопись воспоминаний ее покойного мужа, Леонида Федоровича, который с трогательной любовью и чувством глубокого уважения к труду супруги изложил историю ее жизни.

Туся — как называли девочку в кругу семьи — родилась в 1927 году на Украине. Великая Отечественная война застала ее в Сумах, у бабушки с дедушкой, в октябре 1941 года город был захвачен фашистскими войсками. По приказу немецкого командования трудоспособное население начали угонять в Германию: на запад уходили эшелоны с людьми, в которых увозили и взрослых, и детей.

Стремясь уберечь внучку, дед вырыл на заднем дворе крошечную землянку, в которой Наташа провела почти полгода, лишь по ночам пробираясь через окно в комнату, чтобы переночевать в тепле.

В период оккупации во многих домах города квартировались военные. По счастью, офицер, поселившийся у Наташиной бабушки, оказался порядочным человеком. Он прекрасно понимал, что грозит девочке-подростку в случае отправки в Германию. Поэтому, когда в дом неожиданно нагрянул патруль, немец спрятал Тусю в шкаф и сумел убедить солдат в том, что она уже давно пропала.

Среди военнопленных, работавших в то время в Сумах, был советский врач, помогавший больным и раненым. В ходе отступления вражеских войск в сентябре 1943 года ему также грозила отправка в Германию. Тусина семья предприняла отчаянную попытку спасти доктора. Бабушка придумала сделать в кровати, у стены, углубление. Мужчину положили туда и тщательно замаскировали, а с краю разместилась внучка. Ворвавшимся фашистам сказали, что девочка опасно больна, и они, побоявшись заразы, не стали обыскивать комнату.

После окончания войны повзрослевшая Наташа поехала учиться в Москву. Девушка с отличием закончила Второй медицинский институт и в 1958 году попала на работу в 6-ю Городскую клиническую больницу. Это место стало для нее вторым домом на сорок с лишним лет: начав простым ординатором, Наталья Петровна выросла до высококвалифицированного специалиста и была назначена заведующей приемным отделением.

В больнице говорили, что для доктора Ермаковой не существует понятия «невозможно». Она, действительно, бралась за самые тяжелые случаи: желание во что бы то ни стало помочь человеку тесно переплеталось с профессиональным интересом. Для многих пациентов консультация у Натальи Петровны становилась последней надеждой на выздоровление.

И дело было не только в таланте: доктор осуждала поверхностный подход, поэтому, несмотря на занятость, находила время для чтения научной литературы и медицинских журналов, старалась отслеживать новейшие достижения в области диагностики редких заболеваний. Она понимала, что рано или поздно полученные знания помогут спасти чью-то жизнь.

Так в итоге и получалось. В книге воспоминаний Леонида Федоровича описано несколько тупиковых, по мнению других врачей, ситуаций, когда сложности в определении источника заболевания не позволяли начать хоть сколько-нибудь эффективное лечение.

Например, однажды в отделение привезли мужчину в тяжелом состоянии. Ранее наблюдавшие его врачи не смогли поставить окончательный диагноз. Осмотрев пациента, Наталья Петровна вспомнила о недавно прочитанной статье: сопоставив описанные в ней симптомы и состояние поступившего, она заподозрила редкое генетическое отклонение – так называемую «армянскую болезнь». Сложность диагностики состояла в том, что ей был подвержен лишь небольшой процент населения Земли — люди определенных национальностей, чьи далекие предки жили на берегах Средиземного моря.

Доктор напрямую обратилась в Первый мединститут, где работала автор статьи, профессор Виноградова. В результате, диагноз подтвердился, более того — пациента обеспечили чрезвычайно редким для того времени, но жизненно важным для него препаратом.
Она никогда не считала свое мнение истиной в последней инстанции и не пренебрегала возможностью проконсультироваться с ведущими специалистами в узких областях медицины, подчас игнорируя мнение руководства и административные препоны.

Показателен случай, когда в приемное доставили мальчика из Таллина с заражением крови: он поранился, играя в футбол, а родители не обратили внимания на «простую царапину». Казалось бы, диагноз в Прибалтике был поставлен правильно, вот только назначенное лечение не подействовало – ребенок угасал. Наталья Петровна предположила, что определенный препарат заставит мальчика пойти на поправку, однако решила дополнительно проконсультироваться с лучшим гематологом страны – академиком Воробьевым (впоследствии министром здравоохранения РСФСР).

Как поясняет в своей рукописи Леонид Федорович, на тот момент у Воробьева были сложные отношения с руководством 6-й больницы и приглашение подобного человека для консультации, да еще и без ведома главврача, могло иметь серьезные последствия для карьеры самой Натальи Петровны. Но умирал мальчик, и мысли о возможных неприятностях отошли на задний план.
Приехавший академик подтвердил ее предположение, порекомендовал наилучший способ введения препарата. И, в результате, пациент поправился. А позже, на заседании Общества гематологов Москвы и Московской области, куда лечащего врача «забыли» пригласить, подобранное лечение назвали выдающимся достижением.

В течение продолжительного времени Наталья Петровна совмещала врачебную практику с научной деятельностью: в частности, участвовала в исследованиях Института медико-биологических проблем, результаты которых были использованы во время космических полетов Георгия Гречко и Валерия Кубасова.

Кроме того, на протяжении многих лет доктор Ермакова была членом комиссий, проверявших деятельность медицинских служб на предприятиях Министерства среднего машиностроения. Ей довелось поработать в Казахстане, Таджикистане, Узбекистане, неоднократно побывать в «закрытых» городах: Свердловске-45 (сейчас город Лесной) и Челябинске-70 (Снежинск). В 1981 году Указом Президиума Верховного Совета СССР Наталья Петровна была награждена медалью «За трудовую доблесть».

Одним из самых тяжелых этапов в ее профессиональной деятельности стала работа с ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС. После взрыва четвертого реактора в апреле 1986 года первые 26 пожарных были доставлены в приемное отделение 6-й больницы, которым на тот момент руководила Наталья Петровна.

Эта работа не только физически выматывала: постоянно контактируя с облученными, медики сознательно рисковали своим здоровьем. Говорили, что в те дни даже голуби облетали больницу стороной, чувствуя значительное превышение радиационного фона. Тем не менее, врачи, медсестры и санитары продолжали выполнять свои обязанности, стремясь облегчить состояние пострадавших. Впоследствии все они получили Удостоверения участников ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Леонид Федорович, будучи кадровым военным и специалистом в области разработки ядерного оружия, как никто другой, понимал тяжесть ситуации. Он видел, что супруга работает на износ – две недели не выходит из клиники, хронически недосыпает, перекусывает на бегу. Поэтому, когда у Натальи Петровны появилось время на отдых, муж пригласил ее на водную прогулку, чтобы дать возможность хоть немного развеяться. Стоя на палубе речного трамвайчика и глядя на разбегающиеся от борта волны, доктор произнесла: «Неужели есть еще жизнь?..».

За работу по спасению пострадавших Наталья Петровна была награждена Знаком «В память о ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС», Знаком отличия в труде «Ветеран атомной энергетики и промышленности» и именными настольными часами с надписью «За Ваш подвиг – низкий поклон».

В 1991 году она вышла на пенсию. Однако и после этого продолжала делиться опытом с коллегами, направляла в медицинские учреждения и к профильным специалистам заболевших родственников и друзей, помогала в постановке диагноза.
Сейчас заслуженному доктору 90 лет. Она живет со своими младшими сестрами. Несмотря на возраст и недомогания, Наталья Петровна старается, по мере сил, не отставать от жизни: в течение дня читает книги и газеты, смотрит телевизор.

Из-за развивающейся деменции пожилую женщину стало опасно оставлять одну, поэтому в те дни, когда родственники уходят на работу, в доме остается сестра милосердия. Она помогает с гигиеническими процедурами, а также готовит любимые блюда Натальи Петровны – сырники и борщ.