Кухлиева Людмила Лонгиновна

Кухлиева Людмила Лонгиновна с супругом

Делом всей жизни Людмилы Лонгиновны стала забота: сначала о любимом супруге, затем о желанных детях и маленькой внучке и, наконец, о бездомных животных, которых она опекала, пока не слегла.

В настоящее время пожилая женщина страдает от деменции смешанного типа и болезни Альцгеймера. Она не против общения, но воспоминания даются с трудом, поэтому каждый раз, стремясь ответить на вопрос о своем прошлом, Людмила Лонгиновна основательно задумывается, ненадолго как бы уходит в себя.

Людмила Лонгиновна родилась в Новочеркасске в 1936 году. Ее родители, Елена и Лонгин (названный в честь Святого мученика Лонгина сотника), познакомились во время учебы в городском ветеринарно-зоотехническом институте. На фотографии, сохранившейся в семейном альбоме, запечатлена мама — девушка видная, как говорится, «кровь с молоком» – коренная казачка с украинскими корнями.

К сожалению, семейное счастье Елены длилось недолго – мужа сгубила война. В ходе боев под Киевом он попал в плен, сумел бежать, добрался до дома, но на Родине был безвинно осужден, а в местах лишения свободы заболел туберкулезом. Через какое-то время Лонгин был реабилитирован, вернулся домой и еще несколько лет, несмотря на плохое самочувствие, проработал ветеринаром. Однако он был настолько ослаблен лишениями и болезнью, что умер, не дожив до тридцати пяти. И растить дочку Елене пришлось в одиночестве.

Впрочем, маленькая Люда хлопот не доставляла: она с удовольствием училась у мамы ведению домашнего хозяйства и рукоделию, хорошо закончила школу и затем поступила в Ставропольский государственный педагогический институт на специальность «Русский язык, литература и история». Карьеру, правда, как сейчас бы сказали, не сделала, довольно рано выйдя замуж. Людмила Лонгиновна рассказала, что с будущим супругом они встретились совершенно случайно – на пороге почты: он входил, а она выходила.

Василий был родом из Ставропольского края, вырос в многодетной деревенской семье, по вине пьющего отца страдавшей постоянным безденежьем. Парень обладал твердым характером: он научился ставить пред собой цели и добиваться их – для начала пошел работать, затем, отслужив в армии, окончил вечернюю школу, получил строительное и юридическое образование и, наконец, поступил в институт контрразведки.

Не менее основательно мужчина подошел и к созданию семьи. Едва не столкнувшись с красивой девушкой, Василий мгновенно принял решение –незаметно проследил ее путь до дома, а затем неожиданно явился туда и, не теряя времени даром, сделал предложение. События развивались настолько стремительно, что особых ухаживаний, можно сказать, и не было – перед помолвкой жених и невеста толком не встречались. Тем не менее, Людмила Лонгиновна припомнила и совместные походы в кино, и прогулки в парке: на дворе стояло лето, и молодая женщина радовалась теплу и возможности пощеголять в легких платьях, умело сшитых своими руками, и лишний раз продемонстрировать шикарные русые косы, на которые засматривались окружающие. «Почти до пят были волосы, отращивала с детства, – говорит она. – Сначала мама помогала, а затем уже сама плела. И ведь шампуней никаких не было, пользовалась всегда простым хозяйственным мылом, а волосы все равно оставались красивыми».

Несмотря на то, что Василий был на семь лет старше своей невесты (мужчине уже исполнилось 29, и в те годы он считался чуть ли не стариком), Людмила — на тот момент студентка последнего курса – согласилась на замужество. В 1959 году они сыграли свадьбу, и в 1960 году, когда молодая жена закончила институт, у них родился сын Владимир, а в 1964-м – дочь Елена (или, по-домашнему, Лёля).

Они вели характерную для офицерских семей «кочевую» жизнь – мужа переводили с места на место, и супруги изъездили едва ли не весь Советский Союз. Сохранился даже документ из войсковой части о том, что Людмила Лонгиновна, «являясь женой военнослужащего, не имела возможности устроиться работать по специальности из-за частой смены места жительства, вызванной перемещениями по службе мужа».

На вопрос, тяжела ли оказалась для нее такая судьба, женщина отрицательно качает головой: «Я быстро привыкала и никогда не боялась перемен, ведь рядом был спутник – с ним не страшно». Обосновавшись в очередном военном городке и в который раз превратив казенное жилье в уютный дом, она заводила подруг и с удовольствием участвовала в самодеятельности, например, пела в народном хоре. Кроме того, обладая настоящим кулинарным талантом, была хлебосольной хозяйкой: по ночам лепила пельмени, готовила любые мужем рыбные блюда, к праздникам пекла чудесные торты, среди которых, по мнению гостей, особенно удавались «Наполеон» и «Медовик».

Только в конце 70-х семья, наконец, «осела» в Москве. Людмила Лонгиновна и здесь предпочла работе домашнее хозяйство: она продолжала обшивать, обстирывать, готовить, содержала в идеальном порядке дом; на широких подоконниках цвели герань, азалии, фиалки и даже лимоны. В общем, жили небогато, но счастливо.

Шли годы, дети выросли. В 1982-м Елена порадовала родителей, родив внучку Яну. К несчастью, в 1983-м, когда малышке было полтора года, Лёля умерла. Дедушка с бабушкой приняли решение удочерить малышку.

Со временем жизнь снова вошла в колею. Людмила Лонгиновна занималась воспитанием Яны. Василий Федорович, в свою очередь, по долгу службы часто бывал в разъездах: его командировали, в основном, в страны Юго-Восточной Азии – Вьетнам, Камбоджу, Лаос. Жена и внучка ждали дома. А, когда выпадал отпуск, все вместе отправлялись в Кисловодск: там, по словам Яны, дед очень любил гулять в знаменитой Долине роз.

Как человек, выросший в деревне, Василий Федорович вообще был неравнодушен к природе: пока работал, старался вывозить семью на лето за город, на служебную дачу. Выйдя в отставку, купил участок земли на Истре недалеко от Нахабино и принялся строить летний домик. Его супруга, конечно, тут же засадила все свободные сотки цветами, овощами и ягодами и принялась закручивать вкусные заготовки на зиму. Когда в 2003 году Василий Федорович ушел из жизни, Людмила Лонгиновна поддалась на уговоры соседей и совершенно по дешевке продала дачу.

Женщине было настолько тяжело смириться со смертью мужа, что она даже прикрепила свою фотографию на его памятник. Пытаясь хоть чем-то заполнить образовавшуюся пустоту, Людмила Лонгиновна начала подкармливать бродячих собак. «Надо сказать, что у нас в доме постоянно были какие-то животные, — пояснила Яна, –  собаки, кошки, крысы, попугайчики». (Сейчас в квартире остались только добряк-спаниель Кузя, храбро облаивающий посторонних, и старая кошка Гера, вылезшая в ходе беседы из-под кровати и выразившая свое недовольство скрипучим басовитым «Мяу»).

Забота о собаках превратилась, по словам Яны, в навязчивую идею: в течение десяти лет бабушка тратила всю пенсию на еду для животных, одно время даже пустила к себе жильца, так как псов становилось все больше, а денег, естественно, не хватало. Пожилая женщина варила еду и в любую погоду с сумками и тачкой развозила ее в места, где жили бездомные собаки. Оттуда ее однажды и забрала вызванная кем-то бригада «скорой помощи».

На тот момент Людмила Лонгиновна была уже полностью во власти деменции: давно перестала ухаживать за собой, иногда становилась агрессивной; в больнице, куда ее доставили, начала бредить. Поэтому поначалу вызвали психиатра и только затем, получив результаты обследований, врачи поняли, что большая часть видимых симптомов – это последствия неоднократно перенесенных за последние годы инсультов. (В 2016 году умер сын Людмилы Лонгиновны, Владимир, и эта утрата, конечно, не могла не отразиться на здоровье женщины).

После выписки она еще какое-то время могла ходить, но теряла равновесие, часто падала, разбивала голову.

Сейчас Людмила Лонгиновна – инвалид первой группы, она больше не встает, все время проводит в постели и нуждается в постоянной заботе. С недавнего времени трижды в неделю в гигиеническом и медицинском уходе за женщиной Яне помогают сестры милосердия. Благодаря их профессионализму пожилая женщина почувствовала себя лучше, прошли давно беспокоящие ее опрелости.

Поскольку подруги и знакомые перестали звонить: одни умерли, другим тяжело дойти до телефона, а телевизор женщину не интересует, можно предположить, что она живет остатками воспоминаний. Иногда Людмила Лонгиновна общается с Яной, наблюдает за играющей неподалеку правнучкой, время от времени с улыбкой комментируя то, чем занимается непоседливая малышка. Она старается не доставлять хлопот, самостоятельно делает все, на что еще способна. В еде неприхотлива, а из вкусненького предпочитает внучкины пироги с яблоками.

Женщина ощущает себя частью семьи, ценит любовь, уход и заботу. И, пожалуй, единственное, что ее по-настоящему огорчает, – так это невозможность вернуться к своим бездомным животным. «Хотелось бы навестить собак и посмотреть, вспомнят ли они меня», – поделилась она.